Странгуляционная непроходимость

Странгуляционная непроходимость

  Особенностью этой формы непроходимости является вовлечение в морфологический ее субстрат брыжейки тонкой кишки. Такой механизм развития ОКН связан с ранним включением ишемического компонента, что во многом определяет динамику патоморфологических изменений и клинических проявлений заболевания.
Чаще всего странгуляция кишки развивается при ущемленных грыжах. Мы наблюдали 584 больных с ущемлением тонкой кишки. У 157 это ущемление было обусловлено спаечным процессом в брюшной полости, а у остальных больных — наружными грыжами брюшной стенки (у 182 — паховыми грыжами, у 75 — бедренными, у 84 — пупочными и у 86 — послеоперационными вентральными грыжами).
Само по себе ущемление сегмента тонкой кишки вместе с брыжейкой в абсолютном большинстве случаев создает достаточно яркую, острую патологическую ситуацию, в которой с самого начала ведущее место занимает выраженный болевой синдром. Внезапность заболевания и острота болевого синдрома заставляют больных настойчиво обращаться за медицинской помощью в ранние сроки.
нашим данным, в первые 6 ч от начала заболевания поступило 236 больных с ущемлением тонкой кишки.
Выраженность клинических проявлений заставляет и хирургов в стационаре более оперативно решать вопрос о неотложном вмешательстве, сокращая объем предоперационного диагностического обследования и сводя предоперационную подготовку к максимально необходимым мероприятиям. По нашим данным, из всех больных, у которых впоследствии выявлено ущемление тонкой кишки, 516 были оперированы в первые 2—4 ч после поступления. Однако именно в этой группе больных выполнено абсолютное большинство резекций тонкой кишки. Так, из 157 больных с внутрибрюшинным спаечным ущемлением резекция тонкой кишки потребовалась у 112 (71,4%), а при ущемлении кишки в наружных грыжах брюшной стенки — у 175 (40,9%).
Столь существенная разница в частоте резекций тонкой кишки у больных с наружным и внутренним ущемлением вполне объяснима. При ущемлении в наружных грыжах в большинстве случаев имеются достаточно выраженные внешние признаки и характерные анамнестические данные, которые с первых же минут обследования устраняют сомнения в диагнозе. При внутрибрюшинном ущемлении, несмотря на остроту клинической картины, диагностический период иногда неоправданно задерживается. В известной мере этому способствуют встречающиеся иногда рекомендации о необходимости начинать лечение любой формы ОКН с консервативных мероприятий. Применительно к странгуляционной тонкокишечной непроходимости, обусловленной ущемлением кишки, подобные рекомендации представляются неуместными. Потеря времени здесь может особенно тяжело отразиться на исходе.


Следует заметить, что в ряде случаев и при непроходимости, обусловленной ущемлением кишки, клиническая картина развивается не столь бурно, в связи с чем больные занимаются самолечением и поздно обращаются за медицинской помощью. Возможно, что в таких случаях речь идет о так называемом каловом ущемлении, когда фиксированная во внутрибрюшинном «окне» кишечная петля ущемляется лишь после переполнения ее содержимым.
Развитие странгуляционной ОКН в результате ущемления тонкой кишки в наружной грыже легче поддается раннему распознаванию в связи с наличием внешних признаков. Однако при отсутствии четких жалоб и характерного анамнеза и здесь встречаются досадные ошибки, влекущие за собой задержку необходимого оперативного пособия. Для иллюстрации приводим следующее наблюдение.
Больная Б., 82 лет, поступила в клинику 22.10.amp;2 г через 76 ч от начала заболевания в крайне тяжелом состоянии. Резко заторможена, слаба, жаловалась на боли в животе. Со слов родственников, жалобы на боли в нижней половине живота стала предъявлять с 19.10, тогда же была однократная рвота. Лечение домашними средствами не привело к облегчению. 20.10 осмотрена участковым врачом. Признаков острого заболевания не выявлено. Назначены спазмолитические средства, рекомендовано явиться в поликлинику для обследования через 2 дня.
нако в последующие дни состояние, стало ухудшаться, увеличилось вздутие живота, многократно повторялась рвота. Вызванный врач службы скорой помощи направил больную в стационар с диагнозом «острая кишечная непроходимость» (?). При поступлении в стационар ведущими в клинической картине были признаки тяжелого эндотоксикоза, перитонита. Частота сердечных сокращений 104 в 1 мин, мерцательная аритмия, АД 60/40 мм рт. ст. Число лейкоцитов 5,6- 109/л. Температура тела нормальная.
При осмотре живот умеренно вздут, над всей его поверхностью определяется тимпанит. Защитное напряжение мышц живота во всех отделах. Отчетливо выражен симптом Щеткина — Блюмберга. Кишечные шумы отсутствовали. Ввиду явной клинической картины разлитого перитонита и несомненными показаниями к неотложной операции дальнейшее обследование больной с целью установления этиологического диагноза не проводилось. После выполнения ЭКГ, осмотра терапевта и краткой предоперационной подготовки больная взята в операционную через 1 ч 30 мин после поступления. На операции выявлено пристеночное ущемление тонкой кишки в правосторонней бедренной грыже, разлитой гнойный перитонит. Произведена резекция 2,5 м тонкой кишки с анастомозом по типу бок в бок. После операции присоединилась сливная двусторонняя пневмония, которая и послужила причиной смерти 24.10.82 г.
В данном случае преклонный возраст и нечеткость клинических проявлений заболевания послужили причиной диагностической ошибки, повлекшей за собой тактическую ошибку и позднюю госпитализацию.
именительно к этому наблюдению следует еще раз упомянуть о необходимости внимательного целенаправленного обследования типичных мест выхода грыж брюшной стенки, ущемление которых, особенно у людей пожилого и старческого возраста, может не сопровождаться типичными клиническими проявлениями. Еще более досадно, когда подобные диагностические ошибки совершаются в стационаре.
Другой формой наружных грыж, при которой ущемление кишки и связанная с этим острая тонкокишечная непроходимость представляют значительные диагностические и тактические трудности, являются многокамерные обширные послеоперационные вентральные грыжи. Наличие таких грыж нередко удерживает хирургов от плановых вмешательств ввиду сложности радикального их устранения и кажущейся безопасности в отношении ущемления. Такую видимость безопасности создает обширность общего дефекта брюшной стенки. Однако наличие в грыже нескольких камер, отсутствие четко выраженного грыжевого мешка создают угрозу фиксации и даже ущемления отдельной кишечной петли в одной из этих камер. При этом на всем остальном протяжении грыжевое выпячивание сохраняет мягкость, податливость, относительно легко вправляется в брюшную полость. Это обманчивое благополучие и является нередкой причиной ошибок в распознавании ОКН, обусловленной обширными вентральными грыжами.
Особый интерес представляют врожденные грыжи с фиксацией кишечных петель в мешках и карманах брюшины.
этих случаях ущемления протекают по типу странгуляционной непроходимости с выраженной клинической картиной. Мы наблюдали 9 таких больных. Два из этих наблюдений заслуживают внимания.
Одно наблюдение относится к редкой форме позади-брюшинных парадуоденальных грыж, впервые описанной в 1857 г. W. Treitz и впоследствии названной его именем. Основное клиническое проявление таких грыж — развитие ОКН при ущемлении в грыжевых воротах различных отделов кишечника. Парадуоденальные грыжи (грыжи Трейтца) нередко сочетаются с другими аномалиями развития и чаще проявляются у молодых людей (до 25 лет). Характерны анамнестические данные у этих больных: повторное направление в хирургические стационары по поводу «острого живота», длительные и разнообразные расстройства функции кишечника [Андреев А. Л. и др., 1970; Агоразов А. А., 1975; Боруховский А. Ш., 1975; Дзагоев Н. Г. , 1975, и др.]. Во всех наблюдениях представленных авторов в грыжевых воротах ущемлялась тонкая кишка. Лечение состояло в рассечении ущемляющего кольца, освобождении ущемленной кишки и

ушивании грыжевых ворот. Объем резекции тонкой кишки зависел от выраженности и распространенности ишемического ее поражения. Авторы обращают внимание на тщательную ревизию брюшной полости перед зашиванием для исключения других аномалий. Приводим наше наблюдение.
Больная М., 52 лет, госпитализирована в неотложном порядке 6.04.84., через 3 ч от начала заболевания, с жалобами на боль в левой поясничной области, иррадиирующую в паховую область, учащенное мочеиспускание.
анамнезе нет сведений о предшествующих заболеваниях органов пищеварительного аппарата и мочевыделительной системы.
Состояние больной средней тяжести. Принимала вынужденное положение на левом боку. Кожа бледная, лимфатические узлы не увеличены. Пульс 80 в 1 мин, АД 120/70 мм рт. ст. При аускультации тоны сердца чистые, ритмичные, в легких везикулярное дыхание. Язык сухой. Живот правильной формы, участвовал в акте дыхания, при пальпации мягкий. В верхней его половине слева пальпировалось болезненное, плотноэластическое, несмещающееся образование. Над опухолью отмечался слабо выраженный симптом Шеткина — Блюмберга. Печень и селезенка не увеличены. При поколачивании поясничной области слева умеренная болезненность. Диагноз: заворот сигмовидной ободочной кишки (?).
Под эндотрахеальным наркозом произведена верхняя срединная лапартомия. В брюшной полости обнаружено незначительное количество серозного выпота. В левой половине живота найдена опухоль, сквозь полупрозрачную стенку которой просвечивались петли тонкой кишки. На медиальной стороне опухоли, примыкающей к позвоночнику, обнаружено отверстие, в котором ущемлен начальный участок тощей кишки и петля подвздошной, отступя 50 см от илеоцекального клапана. В отверстие с трудом входит палец. На переднем крае ущемляющего кольца сосудов нет. Диагностирована ущемленная пара-дуоденальная грыжа. Ущемляющее кольцо рассечено, кишка извлечена из грыжевого мешка, который иссечен.
емленный участок подвздошной кишки синюшный, со слабой пульсацией сосудов. В брыжейку кишки введено 60 мл теплого 0,25% раствора новокаина. С помощью визуальной ангиотензометрии установлено, что внутристеночный кишечный кровоток адекватный. При ревизии брюшной полости патологических изменений других органов не выявлено. Брюшная стенка послойно зашита наглухо.
Послеоперационный период протекал без осложнений. Через 15 дней после операции больная выписана. Осмотрена через 6 мес. Жалоб нет.
Другое наблюдение относится к брыжеечно-присте-ночным (мезентерико-париетальным) грыжам, впервые описанным Н. W. Waldeyer в 1874 г. Обычно грыжевым мешком является карман в брюшине, образующийся у основания брыжейки тонкой кишки непосредственно под верхней брыжеечной артерией. В нашем клиническом наблюдении подобный карман сформировался у места отхождения нижней брыжеечной артерии.
Больной С., 25 лет, доставлен в клинику 12.01.78 г. с диагнозом прободной язвы желудка. Состояние больного средней тяжести. Стонал из-за боли в животе. Кожа бледная. Лимфатические узлы не увеличены. Пульс 92 в 1 мин, ритмичный. При аускультации в легких везикулярное дыхание. Язык влажный. Живот правильной формы, напряжен, в акте дыхания не участвовал. При пальпации живота отмечена резкая болезненность в верхнем отделе и левой половине его. Здесь же определялся симптом Щеткина — Блюмберга. Перистальтические шумы не прослушивались. При перкуссии печеночная тупость сохранена.
мпература тела 36,7 ° С. Число лейкоцитов в крови 10,8- 109/л. Диагноз разлитой перитонит.
Произведена верхняя срединная лапартомия. Выпота в брюшной полости нет. Петли тонкой кишки найдены в мешке, образованном дубли-катурой брюшины в области корня брыжейки тонкой кишки левее от позвоночника. По краю брюшинного мешка проходила нижняя брыжеечная артерия. Она сдавливала участок подвздошной кишки, выходящей из грыжевого мешка. Иссечен бессосудистый участок грыжевого мешка. Через это окно содержимое грыжевого мешка выведено в брюшную полость. Тонкая кишка умеренно раздута. Нижняя брыжеечная артерия перекидывалась через терминальный отдел подвздошной кишки. Рассечены кишка и брыжейка, артерия перемещена за кишку на заднюю стенку брюшной полости и фиксирован к париетальной брюшине. Непрерывность кишки восстановлена наложением анастомоза конец в конец. Брюшная стенка послойно зашита наглухо. Послеоперационный диагноз: левосторонняя мезентерико-париетальная грыжа.
Послеоперационный период протекал без осложнений. Больной выписан через 10 дней после операции, Осмотрен через 3 мес. Жалоб нет. Работает по специальности.
Таким образом, у больных со странгуляционной непроходимостью тонкой кишки наблюдаются выраженные нарушения гомеостаза. Этому способствует быстрое развитие некроза кишки и эндотоксикоза. В связи с этим в послеоперационном периоде требуется проведение адекватной инфузионной терапии, детоксикации организма, антибиотикотерапии.

ЗАВОРОТ
На фоне общего уменьшения частоты странгуляцион-ных форм непроходимости тонкой кишки (кроме спаечных) особенно заметно снижение заворота тонкой кишки. Если раньше эта форма непроходимости составляла 20— 28%, то в последнее время частота ее уменьшилась до 2—2,5% [Шабанов А. Н., 1956; Хорев Г. Н. и др., 1976; Valle М. et al., 1986]. Среди предрасполагающих к завороту причин наибольшее значение имеют врожденные аномалии, длинная брыжейка тонкой кишки, спаечный процесс. Некоторые авторы придают особое значение последнему фактору. Так, Г. Н. Хорев и соавт. (1976) среди больных, оперированных по поводу острой кишечной непроходимости, наблюдали заворот тонкой кишки у 2,2%, а среди оперированных по поводу

ранней послеоперационной непроходимости — у 18,4%. R. Abrahamson (1969) считал, что среди больных, оперированных по поводу спаечной кишечной непроходимости, заворот тонкой кишки встречается значительно чаще, чем это фиксируют. Из производящих причин наибольшее значение имеют повышение внутрибрюшного давления при тяжелой физиологической работе и переедание. Теория С. И. Спасокукоцкого (1948) о развитии заворота тонкой кишки после приема большого количества пищи у людей, длительное время голодавших, логично объясняет механизм непроходимости в некоторых случаях. Снижение частоты заворота тонкой кишки в последние годы можно объяснить, по-видимому, повышением жизненного уровня и улучшением питания. Однако провоцирующее значение переедания и тяжелого физического труда до сих пор признают некоторые хирурги [Федорович Д.
, 1954; Чухриенко Д. II, 1960; Tiwari V. et al., 1982]. Это заболевание чаще встречается у мужчин и в наиболее трудоспособном возрасте. Заворот тонкой кишки может быть тотальным, когда заворачивается вся тонкая кишка, и частичным, когда заворачивается отдельный участок ее.
Тотальный заворот наблюдается редко. В последние годы чаще встречается заворот одной подвздошной кишки. Как правило, кишка заворачивается по часовой стрелке.
Описаны случаи сочетания кистозного пневматоза тонкой кишки и заворота ее и высказываются предположения о взаимозависимости этих заболеваний [Чхеидзе М. Я., 1952; Наливайко В. Ф. и др., 1986]. Н. В. Денисенко и соавт. (1987) наблюдали больного с заворотом тонкой кишки и ущемлением ее во врожденном отверстии брыжейки.
Среди 872 наших наблюдений острой тонкокишечной непроходимости заворот тонкой кишки фигурировал в диагнозе 67 раз. Один больной дважды оперирован по поводу заворота тонкой кишки в период одной госпитализации. В 5 наблюдениях заворот тонкой кишки на 180° развился при наличии выраженного спаечного процесса.
У всех 5 больных диагноз ОКН подтверждался выраженным различием диаметра приводящих и отводящих кишечных петель, однако в зоне препятствия признаков расстройств органной циркуляции в кишечных петлях не отмечено. Во всех случаях устранение непроходимости достигнуто рассечением сращений без резекции кишки. Эти больные отнесены в группу со спаечной тонкокишечной непроходимостью.
Из 61 больного было отмечено приблизительно равное число мужчин и женщин (соответственно 32 и 29), около половины (28 больных) находились в наиболее активном трудовом возрасте — от 17 до 40 лет. У 14 больных этой группы возраст превышал 60 лет, а четырем из них было свыше 75 лет.
У большинства больных рассматриваемой группы в ге-незе формирования условий для заворота тонкой кишки можно предполагать определенную роль спаечного процесса в брюшной полости: 48 из них подвергались в прошлом различным оперативным вмешательствам, а 4 были оперированы ранее по поводу кишечной непроходимости, в том числе двое — по поводу заворота тонкой кишки.
Клиническое течение заворота тонкой кишки отличается особой тяжестью и зависит от количества завернувшихся петель. Тотальный заворот начинается с шока, но и при частичном завороте наблюдаются острые внезапные боли, многократная рвота, задержка стула и газов. Живот в первое время остается мягким, равномерно болезненным, можно отметить локальное вздутие и другие признаки симптома Валя. Именно на этой стадии часто определяется симптом Тевенара — резкая болезненность на 2 см выше пупка по средней линии. В дальнейшем нарастают признаки перитонита, вздутие распространяется на весь живот, перистальтика совсем не выслушивается. Появляются симптомы раздражения брюшины.
При частичном завороте дистальных отделов тонкой кишки все симптомы непроходимости будут менее выраженными. При этом может быть даже стул, а в некоторых случаях он бывает частым и жидким. Такие больные попадают в инфекционные больницы с диагнозами: острая дизентерия, пищевая токсикоинфекция. Г. М. Анто-ненков и соавт. (1980) оперировали в инфекционной клинике 556 больных с признаками кишечной непроходимости, из них у 76 (13,67%) был заворот тонкой кишки. Такая же смазанная клиническая картина наблюдается у больных с заворотом тонкой кишки, развившемся в раннем послеоперационном периоде [Хорев Г. Н. и др., 1976].
Интенсивность болевого синдрома побуждает больных , в ранние сроки обращаться за медицинской помощью, что в значительной мере определяет и сроки госпитализации. В наших наблюдениях 45 больных были госпитализированы в течение 1-х суток от появления жалоб, а 12 из них — в течение первых 6 ч.

В связи с остротой развития и выраженностью клинической картины диагностика острой кишечной непроходимости, обусловленной заворотом тонкой кишки, в большинстве случаев не вызывает затруднений. Однако при вовлечении в процесс проксимальных отделов тонкой кишки дифференциальный диагноз может оказаться сложным.
Из 12 больных, у которых на операции был диагностирован заворот тощей кишки, при поступлении кишечная непроходимость не была распознана у 8 и они были госпитализированы по поводу острого панкреатита, холе-цистопанкреатита, обострения язвенной болезни, перфорации гастродуоденальных язв. У 6 больных ошибочная диагностика повлекла за собой задержку оперативного пособия на различные сроки, что отразилось на исходах: 3 больных из этой трупы умерли в раннем послеоперационном периоде.
Наряду со слабой выраженностью клинических проявлений важной причиной диагностических затруднений является недостаточно полное первичное обследование, относительно позднее выполнение рентгенографии брюшной полости, при которой можно выявить признаки высокой механической тонкокишечной непроходимости.
Несмотря на быстрое поступление больных в стационар, в некоторых случаях уже наблюдается некроз завернувшейся петли. Этому способствуют длинная нежная брыжейка тонкой кишки, на которой редко бывает рубцо-вый панцырь, защищающий брыжеечные сосуды, в отличие от брыжейки сигмовидной ободочной кишки. Д.П. Чу-хриенко (1960) наблюдал некроз кишки в 16,5% случаев, G. Welch и соавт. (1986) — в 47,17%.
По мнению С. И. Спасокукоцкого (1948), некроз кишки развивается даже при завороте на 180°. Д. П. Федорович (1954) считал, что повороты кишки на 90° не вызывают заметных патологических изменений, при завороте на 180° не наступает обтурация кишки и только при завороте на 270° и более развивается полная обтурация просвета кишки и сосудов брыжейки.
Развивающаяся интоксикация быстро приводит к тяжелому состоянию, что заставляло некоторых хирургов отказываться от операции [Федорович Д. П., 1954]. По данным И. С. Белого и соавт. (1977) в экспериментальных условиях продолжительность жизни животных при завороте тонкой кишки была самой короткой и колебалась от 36 ч до 2 сут 16 ч, тогда как при завороте илео-цекального угла этот период составлял 3 сут — 3 сут 20 ч, а при завороте сигмовидной ободочной кишки — 2 сут — 4 сут 6 ч.
Современные методы консервативного лечения и обоснованная предоперационная подготовка в настоящее время позволяют оперировать всех больных с диагнозом: заворот тонкой кишки.
Характер оперативного вмешательства зависит от изменений, которые обнаруживают в брюшной полости. При гангрене завернувшейся петли или при сомнении в ее жизнеспособности следует произвести резекцию в пределах здоровых сегментов кишки. Выведение некротизированного участка кишки без резекции его в настоящее время следует считать ошибкой. При завороте тонкой кишки с ее некрозом особенно четко надо выполнять требование об удалении 30—40 см макроскопически неизмененной кишки в проксимальном направлении и 15— 20 см — в дистальном После удаления измененной части кишки следует восстановить проходимость с помощью анастомоза конец в конец. Только наличие выраженного перитонита вследствие перфорации завернувшейся кишки с парезом кишечника и тяжелое общее состояние больного могут послужить причиной отказа от формирования анастомоза. Но и в этих условиях надо воздерживаться от наложения высокого свища (еюностомы), который, как правило, приводит к летальному исходу. В связи с этим отказываться от восстановления проходимости тонкой кишки можно только в тех случаях, когда возможно выведение илеостомы.
Если завернувшаяся кишка оказывается жизнеспособной, то операцию можно закончить расправлением заворота и рассечением спаек, сращений, рубцов в брыжейке кишки. Не рекомендуется фиксировать эту петлю кишки.
По данным G.Welch и соавт. (1986), из 49 оперированных по поводу заворота тонкой кишки у 34 произведена резекция и у 15 — деторзия кишки.
По нашим данным у 47 из 62 больных удалось восстановить проходимость кишечной трубки путем устранения заворота и рассечения спаек. Учитывая странгуляцион-ную природу непроходимости, данный объем вмешательства оказался возможным у тех больных, где распознавание ОКН не вызывало особых затруднений, а хирургическое пособие не было задержано. У 15 больных потребовалась резекция тонкой кишки в связи с необратимыми ишемическими изменениями. У 2 — объем резекции превышал 2/з общей протяженности тонкой кишки, т. е. был обширным. У 33 больных операция по поводу заворота тонкой кишки завершилась дренированием кишечной трубки. У 19 больных дренирование осуществлено с

целью декомпрессии перерастянутых вследствие непроходимости приводящих отделов кишки, у 2 — интубация кишечной трубки преследовала цель создания каркаса в условиях угрозы послеоперационного спаечного процесса и у 12 больных целью интубации были и декомпрессия, и каркасная функция.
Летальность после операций по поводу заворота тонкой кишки остается высокой — 25—50% [Чухриен-ко Д. П., 1960; Аскерханов Р. П. и соавт., 1982; Tiwari V. et al., 1982]. По данным Л. Я. Альперина (1963), летальность после расправления заворота составляла 16%, после резекции кишки — 25,7%. Из 25 больных с гангреной завернувшейся петли тонкой кишки после операции умерло 12 (48%), при жизнеспособной кишке из 28 умерли 3 (11%) [Welch. G. et al., 1986].
Тяжесть рассматриваемой формы ОКН подтверждается и нашими данными. После операции умерло 9 больных в сроки от 1-х до 28-х суток. Причинами смерти больных явились: 1) прогрессирующий тромбоз мезентериальных сосудов после устранения заворота тощей кишки (1); 2) ранний эндотоксикоз после устранения заворота всей тонкой кишки на 360° (1); 3) несостоятельность межкишечных анастомозов после резекции кишки (3); 4) сливная пневмония (1); 5) прогрессирующий перитонит (1); В) поздние гнойные осложнения (2).
Причины послеоперационной летальности при завороте тонкой кишки убедительно подтверждают зависимость непосредственных исходов от сроков распознавания болезни и оперативного вмешательства, а также от адекватности объема и технического совершенства хирургического пособия.

www.med24info.com

Провоцирующие факторы

Острая странгуляционная непроходимость относится к механической непроходимости и делится в зависимости от причины на три вида: узлообразование, ущемление, заворот. Чаще всего она встречается у лиц старше 40 лет.

Узлообразование и защемление при странгуляционной непроходимости могут возникнуть в любом отделе кишечника. Их можно выявить при рентгенограмме в положении «лежа». Заворот чаще всего возникает в области подвздошной кишки, несколько реже в области слепой или поперечной ободочной кишки.

Причины таких видов странгуляционной непроходимости делятся на две группы:

  1. Провоцирующие. К ним относят наличие спаек, тяжей, сращиваний, длинной кишечной брыжейки, врожденные аномалии, резкое похудение.
  2. Производящие. Это такие причины, как: быстрое нарастание внутрибрюшного давления, нерегулярное и неправильное питание, длительное нахождение на строгой диете с последующим принятием обильно грубой пищи.

Проявления

Наиболее часто встречается острая форма кишечной странгуляционной непроходимости. При этом состоянии возможно развитие гангрены.

Острая странгуляционная непроходимость – как у взрослых, так и у детей – проявляется следующими симптомами:

  • интенсивный болевой синдром;
  • неустойчивый стул;
  • головокружение;
  • повышение температуры;
  • постоянная рвота.

Боли отличаются схваткообразным характером и постепенно нарастают, становясь нестерпимыми. Больной в этот момент может кричать от боли, держаться за живот и принимать вынужденное положение, прижимая колени к животу.

Помимо боли при странгуляционной непроходимости возникает и постоянная рвота.

рвота
Помимо боли при странгуляционной непроходимости возникает и постоянная рвота.

В первые часы заболевания может встречаться однократный стул, состоящий из каловых масс нижнего отдела кишечника. Такая дефекация не приносит облегчения.

Довольно быстро при странгуляционной непроходимости происходит ухудшение общего состояния и нарастают симптомы интоксикации. Происходит снижение диуреза и вздутие живота.

Рассмотрим нарушение кишечной проходимости у ребенка, так как это заболевание довольно часто встречается и у детей. При этом возникает механический илеус, ущемление сосудов, проходящих в брыжейке, уменьшение просвета кишечника.

Развитие такого вида кишечной странгуляционной непроходимости у детей проявляется острым и резким началом. Ребенка беспокоят интенсивные боли в животе и поясничной области, носящие спастический характер. Кроме того, у детей происходит снижение артериального давления, учащение пульса и повышение температуры тела. При появлении таких симптомов следует немедленно обратиться к специалисту. Своевременное обращение и вовремя начатое лечение помогут избежать опасных осложнений у детей.

Методы диагностики

При обращении к врачу для верной постановки диагноза важны как сбор анамнеза и внешний осмотр, так и инструментальная диагностика.

Специалист оценивает температуру тела, артериальное давление, частоту пульса и т. д. При внешнем осмотре живота можно выделить следующие симптомы:

  1. Вздутие.
  2. Видимая перистальтика.
  3. Ассиметрия живота.

Также при странгуляционной непроходимости важны пальпаторный осмотр и аускультация или выслушивание живота.

Инструментальная диагностика начинается с проведения рентгенографии. При этом выявляются следующие признаки:

  • Чаши Клойбера, представляющие собой горизонтальные уровни жидкости с находящимся над ними газом
  • Кишечные арки. Если длительность странгуляционной непроходимости невысокая, то уровень жидкости в арках ниже уровня газа.
  • Симптом перистости. Этот признак возникает, когда проводится диагностика высокой непроходимости.
рентгеноконтрастная диагностика
При затруднениях с уточнением диагноза проводится рентгеноконтрастная диагностика.

При затруднениях с уточнением диагноза проводится рентгеноконтрастная диагностика.

Менее информативна при странгуляционной непроходимости такая диагностика (точнее, ее виды), как УЗИ брюшной полости, ирригоскопия и колоноскопия.

Что показано для терапии?

При возникновении странгуляционной непроходимости показано оперативное лечение. Во время операции производится «развязывание» узла и извлечение содержимого кишечника с помощью назоинтестинального зонда. При наличии некротически изменённого отдела кишечника производится его удаление с созданием анастомоза конец в конец.

При отсутствии четких данных за развитие механической непроходимости и перитонита, а также когда диагностика не информативна, рекомендуется проводить вначале консервативное лечение. Однако оно не должно быть чрезмерно затянутым при появлении выраженной симптоматики.

Медикаментозное лечение кишечной странгуляционной непроходимости включает в себя:

  1. Применение назоинтестинального зонда.
  2. Очистительные клизмы.
  3. Регидратацию.
  4. Препараты, регулирующие перистальтику.

Далее необходимо восполнить потерю электролитов и жидкости. Такое лечение должно включать введение не менее 3 литров жидкости и обязательное восполнение калия.

Чтобы адекватно восстановить реологию крови, необходимо в лечение включать такие препараты, как реополиглюкин и пентоксифиллин. Для устранения белковых нарушений применяют переливание альбумина, протеина.

Кроме того, важно нормализовать перистальтику кишечника. При усиленной перистальтике в лечение кишечной странгуляционной непроходимости включают спазмолитики, а при замедленной — прозерин, сорбитол. Не стоит забывать о предотвращении инфицирования. Для этого используют введение антибактериальных препаратов и низкомолекулярных соединений, таких как гемодез, маннитол.

Консервативная терапия кишечной странгуляционной кишечной непроходимости служит в некоторой мере методом дифференциальной диагностики, так как она является эффективной только при динамической непроходимости.

Таким образом, кишечная странгуляционная непроходимость, особенно ее острая форма, является опасным для жизни состоянием. При возникновении ее симптомов необходимо незамедлительно обратиться за медицинской помощью. Своевременная диагностика и правильное лечение позволяют избежать серьезных осложнений.

proctomir.ru

Странгуляционная кишечная непроходимость

Странгуляционная кишечная непроходимость — отдельный вид кишечной непроходимости, когда, кроме сжатия просвета кишки, возникает сжатие сосудов и нервов брыжейки, что быстро приводит к нарушению кровообращения в кишечнике и может вызвать некроз участка кишки.

Различают три вида странгуляционной кишечной непроходимости: заворот, узлообразование и защемления.

Заворот наблюдают в тех отделах кишечника, где есть брыжейка. Способствуют его появлению рубцы и сращения в брюшной полости, длинная брыжейка кишки, голодание с последующим переполнением кишечника грубой пищей, усиленная перистальтика кишечника. Узлообразование может возникать на любом уровне тонкой и толстой кишок, где подвижная брыжейка. Чаще узлы образуются из петель тонкой кишки и сигмовидной кишки. Защемительное кольцо формируется тонкой кишкой, а защемляется сигмовидная кишка.

Заворот тонкой кишки чаще наблюдают в подвздошном отделе. Различают завороты по оси кишки и по оси брыжейки. Начало заболевания острое, боль имеет схваткообразный характер и локализуется в верхнем отделе брюшной полости или около пупка. Одновременно с болью появляются тошнота, рвота, которые не приносят облегчения. У всех больных быстро наступает задержка стула и газов. Лицо бледное, цианоз губ, выражение лица страдальческое, язык сухой. Пульс частый, слабого наполнения, артериальное давление снижено. В начале заболевания перистальтика заметна на глаз (симптом шланги), при аускультации выслушивают усиленные перистальтические шумы кишечника, живот нормальной конфигурации, мягкий, болезненный в месте странгуляции. Быстро появляются симптомы Валя. Через 6-8 часов все явления несколько уменьшаются. Перистальтика кишечника ослабевает или вовсе отсутствует. Часто можно определить симптомы Матье-Склярова, Кивуля, Спасокукоцкого. В анализе крови определяют нейтрофильный лейкоцитоз, эритроцитоз, увеличение гемоглобина, уменьшение количества альбумина, гипохлоремию. Рентгенологически диагностируют чаши Клойбера, расположенные в мезогастральном участке.

Заворот слепой кишки сопровождается на рентгеноснимке, при лежачем положении больного, значительным вздутием единой петли толстой кишки. В связи с тем, что в хорошо подвижной слепой кишке может возникнуть заворот, она занимает одно из трех положений:

а) под правой половиной диафрагмы;

б) перед позвоночником;

в) влево от хребта, где следовало ожидать наличие сигмовидной кишки.

Чаще искаженная слепая кишка расположена слева, порой – перед позвоночником , очень редко — с правой стороны. Скрученная раздутая слепая кишка может иметь почковидную или овально-круглую форму. Воронкообразную форму она имеет при локализации раздутой петли справа или слева, кругло-овальную — при локализации перед позвоночником. Почковидная форма слепой кишки возникает при ее искажении вокруг поперечной или продольной оси, кругло-овальная — при искажении вокруг косой оси. В участке раздутого кишечника хорошо видно сокращение стенки слепой кишки и выраженную гаустрацию, исчезновение которых свидетельствует о возможности появления некроза кишки.

Заворот илеоцекального угла появляется в 4% случаев от всех заворотов. Различают три вида заворотов илеоцекального угла: вокруг оси брыжейки, вокруг своей продольной оси и перегиба, вокруг своей поперечной оси. Завороты чаще наблюдают в старшем возрасте, поскольку подвижность кишки увеличивается с возрастом. Заболевание начинается остро сильной болью в животе, преимущественно в правой подвздошной области и вокруг пупка, рвотой, задержкой стула и газов. Раздутая слепая кишка в большинстве случаев вызывает асимметрию живота, симптомы Валя. Для данного вида непроходимости характерны ложные позывы на стул и западения правой подвздошной области — симптом Шимана-Данса. При рентгенологическом исследовании в правой подвздошной области определяют раздутую слепую кишку и широкий горизонтальный уровень, левее — несколько тонкокишечных чаш.

Заворот поперечно-ободочной кишки встречается редко и составляет 0,5% от всех заворотов кишечника. Клиническая картина напоминает симптоматику острой странгуляционной непроходимости. При осмотре и пальпации в средней части живота можно определить болевые опухолевидные образования. Положительными являются симптомы Матье-Склярова, Грекова. При рентгенологическом исследовании выявляют широкую чашу Клойбера в мезогастральном участке. При установлении диагноза важную роль играют немедленные ирригография и колоноскопия, с помощью которых можно определить уровень непроходимости.

Заворот сигмовидной кишки — наиболее частая форма странгуляционной кишечной непроходимости. Болеют в основном мужчины преклонного возраста. Заворот сигмовидной кишки связан с развитием складок слизистой оболочки вследствие рубцовых изменений в стенке кишки. Возникает при наличии длинной сигмовидной кишки и узкого корня брыжейки. Начало заболевания бывает острым. Боль имеет схваткообразный характер и локализуется чаще слева. Рвота длительное время может отсутствовать, а затем становится частым явлением, с каловым запахом. Кожные покровы бледные, пульс частый. Язык сухой. Всегда наблюдают задержку стула и газов. В ранних стадиях заболевания обнаруживают синдром Валя, определяют позитивные симптомы Матье-Склярова, Кивуля, Спасокукоцкого. У больных резко выраженная интоксикация, нарушена гемодинамика. Положительными бывают симптомы Грекова, Цеге-Мантейфеля. При рентгенологическом исследовании определяют раздутую газом сигмовидную кишку в виде большой подковы и широкие уровни у ее основания, симптом "светлого живота".

Узлообразование — самая тяжелая форма странгуляционной непроходимости. Известны случаи смерти через 12 часов от начала заболевания, что объясняется ранней гангреной кишки, исключением значительной части кишечника, шоком.

Узлообразование дает очень высокий процент летальности, который достигает 40-50%, несмотря на проведение раннего оперативного вмешательства. Возникает чаще ночью. В узлообразовании всегда участвуют два отдела кишечника, чаще сигмовидная и тонкая кишки.

Просмотров: 33967

www.pro-medicine.com

Этиологические факторы

Все причины, которые могут спровоцировать прогрессирование недуга у взрослого человека или же у ребёнка можно разделить на две большие группы – предрасполагающие и производящие. Предрасполагающие факторы не вызывают непосредственное развитие странгуляционной кишечной непроходимости, но они создают благоприятные условия для её дальнейшего прогрессирования. В данную группу относится:

  • постепенное образование в кишечнике спаечного процесса. У детей это может быть врождённой патологией, а у взрослых может начать развиваться вследствие ранее перенесённого операбельного вмешательства на органах, локализованных в брюшной полости;
  • анатомически удлинённая кишечная брыжейка;
  • резкое снижение массы тела также нередко становится предрасполагающим фактором, вследствие которого может в будущем развиться странгуляционная непроходимость кишечника. Причина этому – постепенное уменьшение жировой ткани, которая в норме должна локализоваться между определёнными участками брыжейки, таким образом разделяя их.

Производящие причины непосредственно вызывают данный недуг у человека. К таковым относят следующие:

  • повышение интенсивности перистальтики кишечника. Этот фактор может стать причиной как странгуляции, так и инвагинации;
  • нарушение режима питания. Нередко странгуляционная непроходимость является следствием длительного отказа от приёма пищи или же перегрузки органа слишком тяжёлой пищей в большом количестве;
  • резкое возрастание давления в животе – приводит к нарушению локализации петель толстого и тонкого кишечника.

Клиническая картина

Странгуляционная кишечная непроходимость выражается сразу остро – постепенного нарастания интенсивности симптомов нет. Вне зависимости от того, какая именно кишка была поражена, у больного человека проявляются следующие признаки:

  • интенсивный и резкий болевой синдром. Боль имеет постоянный и режущий характер. Человек пытается принять вынужденное положение, чтобы облегчить свои страдания. Достаточно часто могут возникать схваткообразные приступы. Боль может локализоваться в каком-то определённом участке живота – это важный признак, так как он даёт возможность врачу предположить, какая именно кишка была поражена;
  • отдельного внимания заслуживает и вынужденное положение, которое принимает больной, так как оно также является важным диагностическим признаком. Он лежит на боку и подтягивает к брюшной полости колени;
  • процесс выделения каловых масс может быть не изменён, но все же чаще наблюдаются трудности с выводом кала;
  • тошнота и рвотные позывы. Обычно рвота является рефлекторной. Устранить её привычными способами не является возможным. Сначала в рвотных массах присутствуют частички пищи, которая была съедена человеком совсем недавно. Позже в них появляется желчь. На закупорку кишечника указывают рвотные массы с примесями кала – в медицинской литературе данное явление называют каловой рвотой.

Диагностические мероприятия

Диагностика данного состояния должна пройти в максимально быстром режиме, так как недуг относится к экстренным и требует срочного принятия мер. Уже на основании расписанных выше симптомов доктор может заподозрить у больного наличие непроходимости кишечника. Далее проводится физикальный осмотр, во время которого врач сможет обнаружить, что живот больного вздут и асимметричен. Кроме этого, пальпаторно есть возможность выявить мышечную ригидность в абдоминальной области. У детей чаще всего не удаётся провести обследование живота ввиду резкой его болезненности.

Кроме этого, требуется провести ряд инструментальных обследований, которые помогут точно подтвердить диагноз и выявить место расположения участка с непроходимостью. К наиболее информативным методикам относят:

  • проведение рентгенографии с контрастным веществом или же без него;
  • ректороманоскопию или колоноскопию – диагностические методы, которые позволяют доктору рассмотреть стенки кишечника изнутри и выявить место поражения;
  • ультразвуковое обследование органов, локализованных в брюшной полости.

После получения всех результатов анализов и обследований доктор составляет дальнейшую тактику терапии.

Лечебные мероприятия

Лечение странгуляционной непроходимости кишечника только оперативное. Консервативные методики, представленные очистительной клизмой, спазмолитическими препаратами, восполнением водного баланса, могут принести эффект только на начальных этапах выражения симптомов.

Операция при данной патологии представляет собой открытую лапаротомию (лапароскопическим способом вмешательство не проводится). Первое, что выполняет хирург, устраняет дезинвагинацию – выправление участка кишки, который внедрился в другую кишку. Далее проводится удаление сформированных спаек.

Следующий этап операбельного вмешательства – цекопексия. Это необходимо для того, чтобы снизить подвижность органа, избежав, таким образом, возможного рецидива заболевания. На заключительном этапе доктор очищает кишку от скопившихся в ней газов и экскрементов.

Если в ходе проведения хирургического вмешательства хирургом был обнаружен некротизированный участок, то в обязательном порядке выполняется его иссечение. Бывают такие ситуации, когда хирургам не удаётся вправить завёрнутый участок кишки. В таком случае проводится несколько иное вмешательство – резекция петель кишечника.

В послеоперационном периоде пациент обязательно должен находиться в стационарных условиях, чтобы врачи могли постоянно мониторить его состояние. Также показано назначение некоторых лекарственных средств – антибактериальных препаратов, спазмолитиков, пробиотиков и прочих. Они необходимы для того, чтобы снизить риск развития рецидива недуга или же послеоперационных осложнений, а также чтобы скорее нормализовать работу кишечника.

В послеоперационном периоде и на протяжении некоторого времени после выписки из стационара, больному потребуется соблюдать расписанную врачом диету. Из рациона питания исключаются газированные и алкогольные напитки, квас, острые, жирные и жареные блюда, пряности, выпечка, бобовые. Человеку можно употреблять нежирное мясо птицы и рыбы, приготовленное щадящим образом, каши, нежирные молочные продукты, печёные фрукты и прочее.

okgastro.ru


Понравилась статья? Поделиться с друзьями:
Добавить комментарий

;-) :| :x :twisted: :smile: :shock: :sad: :roll: :razz: :oops: :o :mrgreen: :lol: :idea: :grin: :evil: :cry: :cool: :arrow: :???: :?: :!:

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.

Adblock
detector