Как ходят в туалет альпинисты

«Серега улетел, меня нужно эвакуировать,» — эти сообщения альпиниста Александра Гукова знает весь мир. Их он отправил друзьям с горы Латок-1 в Пакистане, когда напарник Сергей Глазунов сорвался, а он остался без снаряжения. Шесть дней, как сообщали журналисты, скалолаз оставался на высоте 6200 метров практически без связи и еды. Из-за непогоды Александра не могли эвакуировать на вертолете. За спецоперацией по спасению питерского альпиниста в горах Пакистана наблюдал весь мир. И чудо случилось, пилоты смогли найти Александра, бросить ему трос и вернуть в Россию.

Уже 7 августа Александр Гуков должен был пообщаться с журналистами в Москве, но врачи сказали: «Рано». Реабилитация продлится несколько месяцев. Поэтому на все вопросы отвечала супруга Юлия Крисанова, главный редактор Mountain.ru Анна Пиунова и старший координатор спасательного отряда Федерации альпинизма России Алексей Овчинников.

— Когда увидела Сашу в Москве, обнялись и поцеловались, а что он мне сказал, и не помню, — говорила с волнением супруга альпиниста Юлия Крисанова.


С Александром она живет уже более 10 лет, воспитывают сына и дочь. Отговаривать его от походов в горы было бессмысленно — это главное дело жизни. Случаи, когда Александр приходил позже, когда засыпало снегом, были, но он всегда возвращался. Здесь была другая ситуация, но Юлия верила и ждала.

— Уникальность операции — на такой высоте вертолетом очень сложно управлять, а еще нужно закинуть веревку 50-60 метров, чтобы Саша закрепился. Плюс, он еще создавал дополнительные колебания, пилоты сработали на высшем уровне. Таких операций за последних лет 20 было всего три, — рассказал старший координатор спасательного отряда Федерации альпинизма России Алексей Овчинников.

Отпустит ли жена Александра снова в горы, она и сама не знает.

— Он не говорил, что планирует покорять новые вершины. А вот в плавание ему нужно уже через месяц (прим. автора — Александр моряк и уходит в плавание по работе), — сказала Юлия Крисанова.

— Александр рассказывал о пельменях, которые он видел во снах-галлюцинациях, вы всегда встречали его с пельменями? — спрашиваю.

— Нет. Первый раз о них слышу.

— Это были воспоминания от прошедшего восхождения, они сидели с напарником на кухне и ели пельмени, — уточнила главный редактор Mountain.ru Анна Пиунова.


Вспоминать все, что происходило с Юлией все эти дни ожидания, сложно. Супруге даже не сообщали о некоторых подробностях.

— Мы с Сашей были на связи четыре дня. Я ему писала о том, что вертолеты летают, осматривают местность, но из-за плохой погоды не могут приблизиться ближе и забрать его. Саша даже в какой-то момент начал сдавать эмоционально и писал: «Где вертолет? Вот так и умру здесь на камушке». Юлии я об этом тогда не говорила, — рассказала Анна Пиунова.

И все же, как можно было выжить без еды, связи, в полном одиночестве в палатке, заваленной снегом? Пришлось топить снег, не всегда получалось даже сходить в туалет. Жена просила передать, чтобы он делал зарядку, прыгал, но он с трудом шевелился и делал массаж ног. Была даже колбаса, но организм не принимал такую еду.

Оказывается, избежать всего этого было можно, если бы ребята не проявляли излишний героизм. За день до ухудшения погодных условий Анна Пиунова сообщила альпинистам прогнозы, но те решили продолжить идти — оставался последний рывок до вершины. Позже Александр перестал писать сообщения. И еще до сигнала «sos» друзья почувствовали неладное и отправили вертолет с едой, пилоты сказали, что ребят видели, сверток кинули. А через два часа от Гукова пришло три сообщения «sos».

Альпинисты, как оказалось, все же развернулись в обратную сторону, но за 19 дней они были так обессилены, что даже момент падения напарника Гуков не заметил — Сергей как раз спустился на очередную «планку» немного раньше и не закрепился, что было грубейшей смертельной ошибкой. Сергей улетел вниз со всем снаряжением — именно поэтому у Александра не было даже возможности продолжить спуск самостоятельно.


— Какое все же количество еды было у Александра?

— Была колбаса, но от истощения он не смог ее есть, и батончики — штук шесть, — сказала Анна Пиунова. — Мы не думали, что он будет там так долго. Планировали забрать в тот же день, но погода резко изменилась.

Врачи пока не советуют альпинисту Александру Гукову покидать больницу, хотя его здоровью уже ничего не угрожает.

— Состояние у него удовлетворительное, настроение хорошее, но он все же получил обморожение пальцев и ступней 2 и 3 степени, — сказал главный хирург Минздрава России Амиран Ревишвили. — Потребуется реабилитация, а это несколько месяцев. Но мы надеемся, что состояние здоровья будет таким, что он сможет продолжить заниматься альпинизмом и плаванием.

ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ

«Обморожение ног и обезвоживание»: Медики рассказали о состоянии спасенного в Пакистане российского альпиниста

Через несколько лет по этой истории, возможно, снимут фильм. 7 дней один на один в палатке, заваленной снегом в горах Пакистана на высоте 6200 метров. С собой только половина шоколадки и газовая горелка. Без сотовой связи и помощи извне. Но альпинист из Петербурга Александр Гуков выжил. Когда уже не надеялся никто, военные летчики все-таки смогли добраться до неприступной высоты и эвакуировли россиянина. (подробности)


Иркутский альпинист Сергей Глазунов навсегда останется в горах Пакистана

Трагическая новость пришла в Иркутск из Пакистана 25 июля. Альпинист из Петербурга Александр Гуков передал сигнал SOS и сообщил о том, что сам он находится на выступе в скале, а его напарник Сергей Глазунов погиб, сорвавшись в пропасть с высоты около полутора тысяч метров. Операция по спасению Александра Гукова шла несколько дней. (подробности)

МЕЖДУ ТЕМ

«Верил, конечно»: альпиниста, спасенного в горах Пакистана, доставили спецбортом в Москву

Несколько минут назад в подмосковном аэропорту Жуковский приземлился спецборт МЧС с Александром Гуковым. Спустя 11 дней после ЧП на горной вершине Латок-1 альпинист наконец вернулся в Россию. Правда, в родной Питер ему еще рано: ближайшие дни спасенный спортсмен проведет в московском госпитале. Неделя в палатке, заваленной снегом, на крошечном участке скалы на высоте 6200 метров, без еды, воды и связи, далась Гукову нелегко. Самостоятельно ходить он не может: обморожение ног, ранение груди, обезвоживание и сильное истощение – состояние альпиниста медики назвали тяжелым. (подробности)

www.kp.kg


«Серега улетел, меня нужно эвакуировать,» — эти сообщения альпиниста Александра Гукова знает весь мир. Их он отправил друзьям с горы Латок-1 в Пакистане, когда напарник Сергей Глазунов сорвался, а он остался без снаряжения. Шесть дней, как сообщали журналисты, скалолаз оставался на высоте 6200 метров практически без связи и еды. Из-за непогоды Александра не могли эвакуировать на вертолете. За спецоперацией по спасению питерского альпиниста в горах Пакистана наблюдал весь мир. И чудо случилось, пилоты смогли найти Александра, бросить ему трос и вернуть в Россию.

Уже 7 августа Александр Гуков должен был пообщаться с журналистами в Москве, но врачи сказали: «Рано». Реабилитация продлится несколько месяцев. Поэтому на все вопросы отвечала супруга Юлия Крисанова, главный редактор Mountain.ru Анна Пиунова и старший координатор спасательного отряда Федерации альпинизма России Алексей Овчинников.

— Когда увидела Сашу в Москве, обнялись и поцеловались, а что он мне сказал, и не помню, — говорила с волнением супруга альпиниста Юлия Крисанова.

С Александром она живет уже более 10 лет, воспитывают сына и дочь. Отговаривать его от походов в горы было бессмысленно — это главное дело жизни. Случаи, когда Александр приходил позже, когда засыпало снегом, были, но он всегда возвращался. Здесь была другая ситуация, но Юлия верила и ждала.

— Уникальность операции — на такой высоте вертолетом очень сложно управлять, а еще нужно закинуть веревку 50-60 метров, чтобы Саша закрепился. Плюс, он еще создавал дополнительные колебания, пилоты сработали на высшем уровне. Таких операций за последних лет 20 было всего три, — рассказал старший координатор спасательного отряда Федерации альпинизма России Алексей Овчинников.


Отпустит ли жена Александра снова в горы, она и сама не знает.

— Он не говорил, что планирует покорять новые вершины. А вот в плавание ему нужно уже через месяц (прим. автора — Александр моряк и уходит в плавание по работе), — сказала Юлия Крисанова.

— Александр рассказывал о пельменях, которые он видел во снах-галлюцинациях, вы всегда встречали его с пельменями? — спрашиваю.

— Нет. Первый раз о них слышу.

— Это были воспоминания от прошедшего восхождения, они сидели с напарником на кухне и ели пельмени, — уточнила главный редактор Mountain.ru Анна Пиунова.

Вспоминать все, что происходило с Юлией все эти дни ожидания, сложно. Супруге даже не сообщали о некоторых подробностях.

— Мы с Сашей были на связи четыре дня. Я ему писала о том, что вертолеты летают, осматривают местность, но из-за плохой погоды не могут приблизиться ближе и забрать его. Саша даже в какой-то момент начал сдавать эмоционально и писал: «Где вертолет? Вот так и умру здесь на камушке». Юлии я об этом тогда не говорила, — рассказала Анна Пиунова.

И все же, как можно было выжить без еды, связи, в полном одиночестве в палатке, заваленной снегом? Пришлось топить снег, не всегда получалось даже сходить в туалет. Жена просила передать, чтобы он делал зарядку, прыгал, но он с трудом шевелился и делал массаж ног. Была даже колбаса, но организм не принимал такую еду.


Оказывается, избежать всего этого было можно, если бы ребята не проявляли излишний героизм. За день до ухудшения погодных условий Анна Пиунова сообщила альпинистам прогнозы, но те решили продолжить идти — оставался последний рывок до вершины. Позже Александр перестал писать сообщения. И еще до сигнала «sos» друзья почувствовали неладное и отправили вертолет с едой, пилоты сказали, что ребят видели, сверток кинули. А через два часа от Гукова пришло три сообщения «sos».

Альпинисты, как оказалось, все же развернулись в обратную сторону, но за 19 дней они были так обессилены, что даже момент падения напарника Гуков не заметил — Сергей как раз спустился на очередную «планку» немного раньше и не закрепился, что было грубейшей смертельной ошибкой. Сергей улетел вниз со всем снаряжением — именно поэтому у Александра не было даже возможности продолжить спуск самостоятельно.

— Какое все же количество еды было у Александра?

— Была колбаса, но от истощения он не смог ее есть, и батончики — штук шесть, — сказала Анна Пиунова. — Мы не думали, что он будет там так долго. Планировали забрать в тот же день, но погода резко изменилась.


Врачи пока не советуют альпинисту Александру Гукову покидать больницу, хотя его здоровью уже ничего не угрожает.

— Состояние у него удовлетворительное, настроение хорошее, но он все же получил обморожение пальцев и ступней 2 и 3 степени, — сказал главный хирург Минздрава России Амиран Ревишвили. — Потребуется реабилитация, а это несколько месяцев. Но мы надеемся, что состояние здоровья будет таким, что он сможет продолжить заниматься альпинизмом и плаванием.

ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ

«Обморожение ног и обезвоживание»: Медики рассказали о состоянии спасенного в Пакистане российского альпиниста

Через несколько лет по этой истории, возможно, снимут фильм. 7 дней один на один в палатке, заваленной снегом в горах Пакистана на высоте 6200 метров. С собой только половина шоколадки и газовая горелка. Без сотовой связи и помощи извне. Но альпинист из Петербурга Александр Гуков выжил. Когда уже не надеялся никто, военные летчики все-таки смогли добраться до неприступной высоты и эвакуировли россиянина. (подробности)

Иркутский альпинист Сергей Глазунов навсегда останется в горах Пакистана

Трагическая новость пришла в Иркутск из Пакистана 25 июля. Альпинист из Петербурга Александр Гуков передал сигнал SOS и сообщил о том, что сам он находится на выступе в скале, а его напарник Сергей Глазунов погиб, сорвавшись в пропасть с высоты около полутора тысяч метров. Операция по спасению Александра Гукова шла несколько дней. (подробности)


МЕЖДУ ТЕМ

«Верил, конечно»: альпиниста, спасенного в горах Пакистана, доставили спецбортом в Москву

Несколько минут назад в подмосковном аэропорту Жуковский приземлился спецборт МЧС с Александром Гуковым. Спустя 11 дней после ЧП на горной вершине Латок-1 альпинист наконец вернулся в Россию. Правда, в родной Питер ему еще рано: ближайшие дни спасенный спортсмен проведет в московском госпитале. Неделя в палатке, заваленной снегом, на крошечном участке скалы на высоте 6200 метров, без еды, воды и связи, далась Гукову нелегко. Самостоятельно ходить он не может: обморожение ног, ранение груди, обезвоживание и сильное истощение – состояние альпиниста медики назвали тяжелым. (подробности)

www.spb.kp.ru

Верите или нет, но при попытке сходить в туалет на альпинистском маршруте можно убиться. Я имею в виду не не классический альпинизм, где мёртвые тела остаются там, где умерли, а лазанье, где мёртвые тела падают к основанию стены. Мало того, есть погибшие при попытке сходить в туалет, и ещё будут. Это не банальное падение в трещину на леднике при попытке найти укромное место, а самые, что ни на есть, полёты в пропасть. Это может казаться смешным, но я бы не сказал, что убиться со спущенными штанами — это смешно. Особенно погибшему.


Куда ходят в туалет альпинисты?

За редкими исключениями — туда же, куда и все остальные люди на природе. Вертикальные стены редко бывают на столько непрерывными, чтобы не нашлось удобного места со скальной полкой. Правилом хорошего тона является не портить места для станций, биваков, источники воды, и тщательно закладывать камнями следы после себя. На леднике — сойти с тропы подальше (будучи в связке!), сделать ямку и засыпать после себя. Если есть подготовленное место — ходите туда. Редкие исключения — это национальные парки, в которых альпинистов и туристов обязывают использовать специальные мешки для экскрементов (Йосемиты, Денали, Аконкагуа).

В чём же проблема?

Проблема — спустить штаны, расслабиться на минуту и надеть штаны, оставаясь на страховке, в месте, где нужно висеть на верёвке, либо есть куда улететь (склон, ледник, и т.п.). Снимать систему или развязываться нельзя. Чтобы спустить штаны, не снимая беседки, нужно отстегнуть резинки бедренных петель от поясной петли. Большинство беседок позволяет это сделать, но не все. Ультралёгкие беседки для спортивного скалолазания не нуждаются в такой возможности и могут её не иметь.

Все беседки для альпинизма и часть скалолазных позволяют отстегнуть резинки бедренных петли от поясной. Однако, не везде это реализовано, мягко говоря, удобно. Большинство реализаций так плохи, что можно обделаться, пока справишься с креплением. Желаю всем дизайнерам беседок ходить в туалет исключительно в своих детищах!

Чаще всего встречается два варианта крепления: пластиковый фастекс или алюминиевый крючёк. Креплений может быть одно или два.

Большой проблемой является размер крепления, это относится и к фастексу и к крючкам. Крепление нужно отстёгивать за спиной, вслепую, зимой будучи в перчатках.

Я использовал в горах Petzl Adjama и Petzl Hirundos предыдущего модельного ряда, и Camp Air Cr. На первых двух был один большой крючёк (в новом модельном ряду сделали фастекс). В Хирундосе его было трудно отстегнуть и невозможно застегнуть, не снимая беседки даже голыми руками летом. На Camp два исключительно мелких крючка, чтобы ими пользоваться, понадобится сторонняя помощь.

Разницы в удобстве на теле беседок с одно- и двухточечным креплением резинок я не почувствовал. Беседка, которая меньше всего мешала движениям — Хирундос. Самым удобным вариантом крепления резинок был бы один крупный фастекс. Но в альпинистской системе не редко спят, а крупный кусок пластика сзади может давить. Поэтому я бы обратил внимание на толщину фастекса: чем тоньше — тем лучше.

Итак, порядок действий:

  • Известить напарника, попросить постраховать.
  • Найти подходящее безопасное место. Безопасное — где можно устойчиво присесть, куда не летят камни/лёд/лавины.
  • Заложить точку и стать на самостраховку на ней (оставаясь на страховке).
  • Отстегнуть пряжку резинок.
  • Спустить штаны, сделать грязное дело.
  • Засыпать камнями следы.

Если беседку надо снять:

  • Взять 120-см петлю и завязать узел на середине.
  • Одеть её так, как верхнюю обвязку. Узел должен быть сзади между лопаток. Если слишком свободно — укоротить. Если нет 120 см петли, можно соединить две 60-см. Если нет петель — берём кусок репа (у вас ведь он есть?) и вяжем из него.
  • Соединяем плечевые лямки на груди карабином с петлёй на связочной верёвке. Дальше, как в верхнем списке.

В общем, дело не хитрое.

4sport.ua

«Чтобы не попасть под лавину, роем в снегу пещеры и там ночуем»

— В горах очень холодно. Во что будет одета команда?

— Закуплена специальная экипировка, созданная для экстремальных погодных условий, — говорит главный тренер экспедиции, заслуженный мастер спорта Мстислав Горбенко.  — Кстати, стоимость этих костюмов немалая. Скажем, итальянские ботинки — высокие, до колен — обошлись федерации альпинизма в 700 долларов за пару. Это по оптовой цене. В магазине же за них нужно выложить 1200 долларов. А куртка из особого материала, которую одеваем поверх термобелья, стоит в магазине 400 долларов. Термобелье не только очень теплое, но и не намокает от пота — влага быстро уходит наружу. Носки тоже из термоткани. Верхние куртки мы закупили в России. Они на очень теплом пуху утки гагары, так же, как и специальные рукавицы. Голову альпинистов будет защищать капюшон и маска, а лицо и глаза — очки с двойными стеклами.

— Какие продукты берете с собой?

— В годы моей молодости нас снабжали продуктами, созданными для космонавтов, — отвечает главный тренер.  — А еще мы заготавливали небольшие порции кураги и орехов, чтобы можно было подкрепиться на маршруте. Теперь пользуемся сублимированными (обезвоженными) продуктами. Заливаешь их кипятком — и через пять-десять минут еда готова. Когда из килограмма мяса удаляют влагу, кусок весит всего сто граммов. Нам приходится нести припасы на себе. Вес рюкзака примерно 25 килограммов.

— Заметьте, что на больших высотах жир практически не усваивается. За исключением только одного продукта, — дополняет член экспедиции Юрий Киличенко.

— Кажется, я догадываюсь какого — сала…

— Верно. Ешь его там с огромным удовольствием. Кстати, нашему врачу Игорю Бондарю сослуживцы подарили трехкилограммовый кусок сала.

— На последний бросок из штурмового лагеря к вершине ребята возьмут с собой совсем немного еды, а вес всей поклажи будет максимально облегчен, — продолжает Мстислав Горбенко.  — Ведь на высотах свыше семи тысяч метров каждый шаг дается с трудом. Идешь в ритме: шаг, остановка, во время которой делаешь четыре вдоха и выдоха. Главное на последнем участке — взять рацию и термос с горячей водой, поскольку организм очень быстро обезвоживается. За счет этого за сутки альпинист может потерять два-три килограмма!

— Вы собрались подняться на высоту более восьми километров, на которой летают пассажирские самолеты. Воздух там очень разрежен. Это как-то влияет на психику человека?

— Если альпинист хорошо акклиматизирован, то первые двое суток голова у него работает нормально. Но потом человек начинает, что называется, плыть. Он переоценивает свои возможности, ему кажется, что он полон сил, здоровья, но в действительности дела у него неважны. Когда разговариваешь с ним по рации, то по голосу улавливаешь, что собеседник не в себе. Подобный случай произошел в 1999 году, когда национальная сборная совершала восхождение на высочайшую гору мира Эверест. Тогда как раз исчез наш товарищ одессит Василий Копытко, и чуть было не погиб киевлянин Владимир Горбач — он провел целую ночь на 50-градусном морозе и сильном ветре рядом с вершиной Эвереста. Как правило, попавших в беду на высоте свыше восьми тысяч метров альпинистов даже не пытаются спасти. Но наша команда разыскала Владимира и спустила в лагерь. Это уникальный случай. У двоих наших альпинистов, которые вели поиски Василия Копытко, сознание «поплыло». Поняв это по эйфории, звучавшей в их голосах (мы общались по рации), я приказал им немедленно спускаться в лагерь, ведь они могли погибнуть!

— С осени прошлого года наша команда тщательно готовилась к восхождению на Макалу, — замечает врач экспедиции, полковник медицинской службы Игорь Бондарь.  — В начале марта ездили на Кавказ, поднялись на Эльбрус. Так что в Гималаи отправимся, имея акклиматизацию к условиям высокогорья.

— Что из себя представляют палатки, в которых ночуете при 50-градусном морозе?

— Это двухслойные палатки, которые отлично защищают от ветра, — отвечает член экспедиции Павел Киричек.  — Внутри температура пять градусов мороза. В таких условиях комфортно спать, если ты забрался в теплый спальный мешок. Вес палатки 4,5 килограмма. Если есть опасность схода лавины или дует ураганный ветер, то роем в снегу пещеру. На это нужно часа два-три, но зато спишь спокойно, зная, что лавина тебе не страшна и твое жилище не снесет ветром. Пещера удобна и тем, что в ней теплее.

— На чем кипятите воду?

— На миниатюрных газовых горелках. Баллоны с газом тоже маленькие, как небольшой мячик.

— Удается ли в тех условиях мыться?

— На маршруте — нет. Воду, кстати, получаем, растапливая на горелке снег. Моемся в базовом лагере — он расположен на высоте 5200 метров. Строим там походную баньку и паримся с удовольствием.

— А как при жутком ветре и морозе ходят в туалет?

— Привязываешься веревкой, вырываешь в снегу ямку… Ничего более комфортного там не придумаешь.

— Можно ли позвонить с вершины Макалу в Украину?

— Технически это возможно с помощью спутникового телефона. Но зачем его нести туда, ведь и без того идти тяжело.

— Запланирована ли премия для членов сборной за подъем на Макалу?

— Об этом говорить пока рано, — отвечает Мстислав Горбенко.  — Впрочем, руководство уверяет, что премии будут. Но их размер нельзя сравнивать, скажем, с премиями футболистов. Поймите, что в горы мы идем не ради денег. Для нас важно подняться на вершину — это и есть главная «премия».

— Идея этой экспедиции возникла несколько лет назад, — дополняет руководитель «Макалу-2010», президент Федерации альпинизма и скалолазания Украины заслуженный тренер, мастер спорта Валентин Симоненко.  — Хочу подчеркнуть: мы идем маршрутом, которым еще никто не ходил! Стоимость основного этапа Национальной гималайской экспедиции составляет 192 тысячи долларов. Из этой суммы 280 тысяч гривен (34,5 тысячи долларов) обещало предоставить Министерство по делам семьи, молодежи и спорта, а остальные — спонсорские средства.

fakty.ua


Понравилась статья? Поделиться с друзьями:
Добавить комментарий

;-) :| :x :twisted: :smile: :shock: :sad: :roll: :razz: :oops: :o :mrgreen: :lol: :idea: :grin: :evil: :cry: :cool: :arrow: :???: :?: :!:

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.

Adblock
detector